Троллинг: незваный гость в твоем доме

Троллинг может быть индивидуальный и индустриальный. В последнем случае набрасывается не случайная «оса», а целый рой, увернуться от которого невозможно. Но это не те группы, которые просто передают информацию, не имея намерения унизить или оскорбить.

троллинг

Тролль как оса — это метафорическое описание, а реальность такова, что сотни людей ежеминутно становятся жертвами троллинга. По этой причине наиболее важно, когда такие исследования делаются на стыке юридической и лингвистической наук, поскольку разные страны ищут пути того, как наказывать за подобные информационные отклонения.

Можно выделить также психологическую составляющую такого поведения. Например, профессор Гриффитс, директор международного исследовательского центра гейминга говорит:  «Люди в онлайне ощущают себя анонимными и расторможенными. Они понижают свою эмоциональную защиту и сгоряча могут троллить реактивно или проактивно «.

Гриффитс перечисляет разные понимания троллинга у разных исследователей. Это и  «игра в обманную идентичность», и  «втягивание других в дискуссии», это и «порождение высказываний для того, чтобы вызвать конкретный ответ, негативный или вспыльчивый».

Как видим, многое из того, что нам представляется случайным в случае троллинга, на самом деле является системным, ради этих целей он и существует. Исследование троллинга в Википедии показало среди причин скуку, поиск внимания и даже месть со стороны троллей. Причем скука оказалась главным мотиватором.

Тролли характеризовались следующим образом,

  • у них сознательное, повторяющееся и приносящее вред поведение,
  • их действия нарушают политику сообщества,
  • они активны не только в сфере сообщества, но вмешиваются деструктивно и в дискуссии,
  • они работают в изоляции под скрытыми виртуальными идентичностями.

Распространенность троллинга достаточно велика, особенно в молодежной среде, где четверть вообще говорит о регулярных атаках на них. Однако хоть 60 % опрошенных в возрасте от 14 до 18 лет признают троллинг принципиально неправильным, 23% тех, кто поступал так, считает его забавным. 29 % сами оскорбляют, поскольку их друзья делают так. 49 % считают, что в онлайне можно говорить то, чего не скажешь лицом к лицу.

Оказалось, что происхождение слова «тролль» идет отнюдь не от мифологического существа. Это метод ловли рыбы, при котором приманку тащат за лодкой. Тогда становится понятным, что это на самом деле форма провоцирования объекта атаки на эмоциональную реакцию. Тролль сознательно ударяет в болевую точку, надеясь услышать «стон» в ответ. Так поступает не ваш друг, даже не ваш критик, а ваш враг.

Перед нами, по сути, принципиально анонимная коммуникация, которая, естественно, начинает раскрепощать поведение. Причем даже человек вроде бы с именем в Фейсбуке частично все же является анонимом, часто скрывая свои персональные данные (например, образование или место работы). Это человек, сидящий в тени, что позволяет ему наносить удары исподтишка, а потом снова уползать в свою тень.

Сенодня это психологически новый феномен, когда люди говорят друг с другом, ничего не зная о собеседнике. То, что они знают, даже имя и фамилия, вполне может оказаться фиктивным. А информационные «оплеухи», которые возникают при этом, оказываются вполне реальными.

Хардейкер говорит об анонимности компьютерной коммуникации:  «Эта анонимность может давать ощущение безнаказанности, иллюзию того, что это поведение менее вредно, чем то, каким оно есть в реальности, и она подавляет эмпатию. Компьютерная коммуникация становится плодородной почвой для конфликта, конкретной манифестацией которого является троллинг. Троллинг представляет собой сознательную атаку на других в онлайне, обычно ради удовольствия «. При этом пока нет работающего юридического определения ни в Британии, ни в США.

Хардейкер также высказывает ряд интересных мыслей по идентификации авторства:

  • у каждого есть свой способ письма, слова становятся вместе подсознательно,
  • многие могут определять авторство присланного по стилю и словарным особенностям,
  • можно притворяться кем угодно, но онлайновое письмо продемонстрирует возраст, пол, даже регион,
  • люди используют разные слова для обозначения тех же предметов, что дает возможность сузить поиск.

В целом перед нами новая сфера — коммуникации с помощью компьютера, где происходит возрастание, намеренное или случайное, возможностей для обмана. Анонимность становится важной составляющей такого рода коммуникаций. Соответственно, возникает потребность дешифровывать эту анонимность в судебных целях.

По поводу троллинга Хардейкер писала еще в 2010 году:  «Интернет-сообщества, где пользователи неопытны или уязвимы, или те, кто вкладывает личное доверие, эмоциональную связь или частную информацию, находят троллинг вредным, тревожным, необъяснимым, поэтому в таких контекстах троллинг не может трактоваться как ошибочная невежливость. Однако сообщества, где пользователи менее уязвимы, более опытны или эмоционально бесстрастны, могут трактовать троллинг как игровое проявление конфликта, близкое к соревнованиям, хотя намного более яростное».[Hardaker C. Trolling in asynchronous computer-mediated communication: from user discussions to theoretical concepts // Journal of Politeness Research. — 2010. — Vol. 6. — I. 2].

Отсюда следует возможность более личностного или менее личностного реагирования. Для кого-то тролль — это коммуникативный хулиган. Он может быть близок обычному хулигану, которого раздражает чистый подъезд или лифт. Соседи обычно ругают этого анонима за такое поведение. Но поскольку наш тролль действует в онлайне, он чувствует себя комфортно. Правда, если ты сам готов развлечься, то тролли готовы предоставить тебе такую возможность самому стать троллем.

А жертва такого троллинга все равно переживает, даже когда троллинг закончился. Pew Center оценил масштабы этого типа угроз в американском обществе [см. тут и тут]. Цифры таковы: 40 % сталкивались с этим феноменом по отношению к ним самим, но в возрасте 18–29 лет эта цифра становится больше, доходя уже до 65 %. Женщины ощущают такие онлайновые отклонения в коммуникативном поведении как травматические. Это касается 38 % женщин и только 17 % мужчин.

Многие получили свою порцию «счастья»:

  • 27% интернет-пользователей называли обидными именами,
  • 22% были сознательно атакованы в онлайне,
  • 8% угрожали физически,
  • 8% были преследуемы,
  • 7% подвергались преследованиям в течение длительного периода,
  • 6% подвергались сексуальным домогательствам.

© , 2017 г.

https://psyfactor.org/lib/trolling-2.htm